Официальное издание Союза и Содружества строителей РТ

Журнал для тех, кто созидает

Издается с сентября 2009 года

«Екатерининская» брусчатка исторической ценности не имеет?

250 метров булыжной мостовой на границе Татарстана и Марий Эл, по которым более 250 лет назад, возможно, проезжала императрица Екатерина II, пытается сохранить для истории и потомков инженер-конструктор Евгений АВДОШИН.

Последние полвека этот чудом уцелевший участок древней дороги, проходящей через деревню Никольское Зеленодольского района, стараниями его деда Сергея Максимова был закрыт для проезда, но весной 2021 года движение по нему возобновилось. А на свои обращения в райисполком и Комитет РТ по охране объектов культурного наследия Авдошин получил стандартные отписки: «Указанный вами участок исторической ценности не имеет».

Впервые старинная мостовая оказалась в центре внимания общественности весной последнего доковидного года, когда она неожиданно «вынырнула» из-под воды в результате невиданного обмеления Волги. Ажиотаж вокруг каменной дамбы, построенной на рубеже XIX–XX веков и ведущей от казанского железнодорожного вокзала к острову Маркиз (там находился речной порт, который после создания Куйбышевского водохранилища в 1956 году также оказался под водой), возник в майские праздники, когда мостовая внезапно оказалась на суше. Ориентируясь по схеме, начертанной в интернете первопроходцами, на дамбу отправились «черные копатели», вдохновленные посулами местных крае­ведов, что на мостовой можно найти золотые часы и украшения, и просто любознательные горожане.

В числе первых посетителей исторического места оказался и автор этих строк. Миновал пляж «Локомотив», яхт-клуб и вросшие в песок катера, и с высоты очередного бархана ему открылось удивительное зрелище. Там, где еще совсем недавно простиралась вод­ная гладь, виднелась булыжная мостовая, издалека выглядевшая так, как будто ее уложили только вчера. Однако вблизи оказалось, что ее состояние далеко от идеального. Камни прилегали вплотную друг к другу только в самом начале, а чем дальше, тем больше между ними становились промежутки, заполненные превратившимися в труху ракушками.

Гуляя по мостовой, самоорганизованные экскурсанты останавливались, разглядывали торчащие из земли металлические прутья и строили предположения, что именно было в этом месте – пристань, трамвайные пути или что-то еще. Было среди них немало и тех, кто пришел сюда не ради любопытства, а с вполне конкретной целью. Пешеходы набивали выковырянными из мостовой булыжниками свои рюкзаки, а автомобилисты – багажники машин, чтобы выложить потом из них у себя на даче сад камней.

– Никаких золотых часов и старинных монет вы там, конечно, не найдете, в лучшем случае – какие-то фрагменты керамики, – остудил тогда пыл «черных копателей» казанский краевед Алексей Клочков. – То, что сейчас выступило из-под воды, – обычная дамба, прямая, как стрела, соединявшая железнодорожный вокзал с тогдашним речным портом, который находился напротив острова Маркиз. Построена она была в конце XIX – начале XX века для того, чтобы сократить путь к пристаням. До этого попасть с вокзала в порт можно было только через Кировскую дамбу, Адмиралтейскую слободу, Петрушкин разъезд и вниз вдоль старого русла Казанки. В порту кроме двух десятков дебаркадеров находился поселок речников на сваях. До революции там были бары, трактиры и прочие злачные заведения, то есть обычная для крупного порта инфраструктура. Туда ходил трамвай первого маршрута, он двигался от Кольца, первоначально – по нынешней улице Баумана, дальше – по Булаку, затем – по Чернышевского, Кировской дамбе и до самых пристаней. Вплоть до 1956 года, когда начало заполняться Куйбышевское водохранилище, все это работало, потом ушло под воду, и порт пришлось перенести туда, где он находится сейчас.

Нашествие «черных копателей» встревожило помощника Президента Татарстана Олесю Балтусову, которая на своей странице в «Фейсбуке» пожаловалась на то, что они за считанные дни изрядно проредили каменную дамбу. А буквально на следующий день Комитет РТ по охране объектов культурного наследия грозно предостерег их на своем официальном сайте от «поиска и изъятия археологических предметов, проводимых без разрешения и повлекших повреждение или уничтожение культурного слоя». Чиновники предупредили, что за это полагается штраф в размере до полумиллиона рублей либо лишение свободы на срок до двух лет. Старинной мостовой оперативно присвоили статус объекта культурного наследия, установив вдоль нее соответствующие таблички. Однако окончательно растаскивание булыжников прекратилось лишь после того, как на исходе первой недели лета 2019 года старинная мостовая вновь ушла под воду.

О том, что уцелевший фрагмент бывшего Царевококшайского тракта (до 1919 года Йошкар-Ола называлась Царевококшайском) в деревне Никольское, намного более древний, чем мостовая на дне Волги, но не имеющий статуса объекта культурного наследия, нуждается в охране ничуть не меньше, местные жители задумались гораздо раньше казанцев. И приняли для этого конкретные меры, оказавшиеся достаточно эффективными.

– Каких-либо исторических документально оформленных свидетельств того, что Екатерина II проезжала по этой дороге через нашу деревню, не существует, но то, что местные жители всегда называли эту брусчатку «екатерининской», я думаю, не случайно, – рассказал нам Евгений Авдошин. – Сам я родился и вырос в Казани, но мои бабушка и дедушка, а до них прабабушка и прадедушка по материнской линии жили в Никольском. С самого детства я проводил там каждое лето, и поэтому данная дорога является частью моей личной истории. Сколько я себя помню, по своему прямому назначению она никогда не использовалась, поскольку мой дед закрыл ее для проезда более 50 лет назад, как раз в то время, когда в колхозе появились первые трактора. Больших должностей в колхозе он не занимал, был рядовым животноводом, однако пользовался большим уважением среди односельчан, и поэтому никто не стал возражать против его предложения закрыть движение по «екатерининской» мостовой. Трактора стали ездить в объезд, и до недавних пор это всех устраивало.

Случилось так, что в конце концов земли, по которым проходила объездная дорога, оказались в частной собственности, и в начале нынешнего года их хозяева закрыли ее для сквозного проезда. Но на территории Большеякинского сельского поселения, в которое входит деревня Никольское, расположено несколько крестьянско-фермерских хозяйств, куда каждое утро отправляются на заработки жители соседней Республики Марий Эл. А чтобы они добирались до своих полей и ферм кратчайшим путем, руководители КФХ обратились в сельсовет Никольского с просьбой снова открыть проезд по улице Базарной, частью которой и является «екатерининская» брусчатка.

– Понятное дело, что старинная мостовая не была рассчитана на интенсивное движение легкового и грузового автотранспорта, и поэтому, едва движение по ней возобновилось, она оказалась под угрозой уничтожения, – продолжает Евгений Авдошин. – Я обратился в исполнительный комитет Зеленодольского муниципального района, Комитет РТ по охране объектов культурного наследия и Институт археологии имени А. Халикова Академии наук РТ с просьбой внести «екатерининскую» брусчатку в реестр объектов культурного наследия, но безрезультатно. В частности, руководитель райисполкома Ильяс Ганиев ответил мне в июне, что указанный участок дороги «исторической ценности не имеет». Зато имеет большую ценность как элемент дорожно-транспортной инфраструктуры, по которому в КФХ на территории Большеякинского сельского поселения «из Республики Марий Эл ежедневно направляются рабочие». Мало того, он также сообщил, что «за счет средств фермеров и средств самообложения граждан планируется благоустройство дороги по ул. Базарная». Правда, в конце августа он прислал мне новое письмо, где говорится, что проведение любых земляных и строительных работ на этом участке дороги возможно лишь после государственной историко-культурной экспертизы, а значит, в ближайшее время мостовую в асфальт никто не закатает. Но с не меньшим успехом ее уничтожат колеса проезжающих по ней автобусов и грузовиков.

Краевед Алексей Клочков не разделяет убеждения Евгения Авдошина и старожилов деревни Никольское в том, что по находящейся там мостовой когда-то проезжала императрица Екатерина II.

– Я специально не занимался историей старинных мостовых в Зеленодольском районе, но вполне допускаю, что они весьма почтенного возраста, – говорит он. – Однако я сомневаюсь в том, что Екатерина II проезжала по Царевококшайскому тракту. В 1767 году она приплыла в Казань на галере. А в карете передвигалась исключительно по городу. И потом, сам по себе факт наличия каменной мостовой не говорит о том, что она обязательно появилась до октября 1917 года. Булыжник клали в 20-е, 30-е и даже в 40-е годы прошлого века. Царевококшайский тракт достаточно древний, но это не значит, что каждому лежащему там булыжнику исполнилось 300 лет.

А вот кандидат исторических наук Андрей Татьянчиков, во время учебы в КГУ не раз бывавший в архео­логических экспедициях под руководством того самого Альфреда Халикова, имя которого носит сегодня Институт археологии Академии наук РТ, вполне допускает, что Екатерина II могла проехать по Царевококшайскому тракту через деревню Никольское.

– Императрица действительно прибыла в Казань на галере «Тверь», а затем спустилась на ней до Великих Болгар, после чего приплыла назад и оставила эту галеру в Казани, – напомнил он. – Далее со всей своей свитой численностью около 2 тысяч человек она переправилась на правый берег Волги и обратное путешествие в Санкт-Петербург совершила уже сухим путем. Кроме той кареты, которую, как и галеру, Екатерина оставила в Казани, у нее были самые настоящие апартаменты на колесах, где имелись спальные места, туалет и все остальные существовавшие в то время блага цивилизации. Если бы дело было зимой, то проложить дорогу для саней не составило бы особого труда. А чтобы передвигаться на колесном транспорте, нужны были мощенные камнем дороги, и дороги эти в Заволжье и Закамье тогда уже имелись. Они были проложены для того, чтобы местные помещики могли свозить по осени зерно к пристаням. Давно существовал к тому времени и Царевококшайский тракт, по которому семью годами позже после поражения под Казанью отступал Емельян Пугачев. Очевидно, уже тогда он представлял собой мощенную камнем дорогу, передвигаться по которой на карете можно было с максимально возможным по тем временам комфортом. Так что вполне вероятно, что обратный путь императрицы из Казани лежал через деревню Никольское, а значит, этот небольшой участок булыжной мостовой никак не меньше периодически «всплывающей» из-под воды дамбы между пляжем «Локомотив» и Адмиралтейской слободой заслуживает того, чтобы быть включенным в реестр объектов культурного наследия.

Пожалуй, здесь уместно напомнить о печальной судьбе, наверное, самой знаменитой казанской булыжной мостовой, увы, безвозвратно утраченной. Речь идет о спуске от Спасской башни кремля к нынешней площади Тысячелетия, который закатали в асфальт в мае 1986 года к приезду секретаря ЦК КПСС Егора Лигачева. По всей видимости, 35 лет назад в Татарском обкоме КПСС тоже пришли к выводу, что старинная мостовая у подножия памятника Мусе Джалилю «исторической ценности не имеет». Однако в 2004 году, накануне празднования Тысячелетия Казани, мнение в высоких кабинетах переменилось и историческую мостовую решили воссоздать. Содрав асфальт, рабочие выворачивали ломами из мостовой гигантские булыжники и складывали их у стен Иоанно-Предтеченского монастыря. Некоторые казанцы увезли их на свои дачи, и в этом им тогда никто не препятствовал. В итоге вместо древней мостовой соорудили новодел, использовав для этого в основном привезенные с Урала недолговечные сланцевые камни и разнокалиберный булыжник из доломита и гранита.

– Если камни исторической мостовой были идеально гладкими, настолько гладкими, что, проезжая по ним, машина почти не тряслась, то вместо них навезли какой-то дрянной булыжник, и получилась не дорога, а ерунда, – посетовал по этому поводу Алексей Клочков. – Я считаю, это было ошибкой. Нужно было просто максимально бережно снять асфальт и постараться сохранить историческую мостовую.

Как и следовало ожидать, новая мостовая, в отличие от своей предшественницы, довольно скоро пришла в негодность. Поэтому к Универсиаде-2013 ее снова решили реконструировать. Целый месяц рабочие вручную перебирали камни на площади почти 2 тысячи квадратных метров, заменив примерно половину из них гранитом и яшмой, добытыми в Карелии. Работали вроде бы на совесть, но, как видно, новые дорожно-строительные технологии, в отличие от дедовских, на века не рассчитаны. Поэтому в очередной раз мостовую на кремлевском спуске раскурочили в мае 2019 года, аккурат в то самое время, когда из-под воды «всплыла» дамба между пляжем «Локомотив» и Адмиралтейской слободой. Обновили кремлевский спуск к мировому чемпионату WorldSkills, который прошел в Казани в августе 2019-го. Когда многострадальную мостовую ждет новая «реконструкция», остается только гадать. А ведь простое и естественное решение этой проблемы лежало на самой поверхности. Надо было всего-то признать 35 лет назад, что булыжная мостовая на кремлевском спуске имеет историческую ценность. Тем более что у всех последующих поколений отцов города и республики этот факт никаких сомнений не вызывает.

Вадим СЕРГЕЕВ

На главную

Оставьте первый комментарий для "«Екатерининская» брусчатка исторической ценности не имеет?"

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика