Официальное издание Союза и Содружества строителей РТ

Журнал для тех, кто созидает

Издается с сентября 2009 года

Приоритетные направления энергоэффективности

Энергия, ее эффективное использование – основа любой экономики. О том, как вопросы энергосбережения решаются в Республике Татарстан, мы беседуем с директором республиканского Центра энергоресурсоэффективных технологий Маратом Ахмеровым.

Марат АХМЕРОВ,
директор Цен­тра энерго­ресурсо­­­­эффек­тивных технологий РТ


Марат Равилевич, энергоэффективность – очень емкое понятие. Думаю, необходимо пояснить, в чем проблема сбережения энергии, какими методами она решается и почему этот вопрос появился в экономической повестке.

Необходимо понимать, что энергия – существенная составляющая в цене любой продукции. Но вопрос энергоэффективности до определенного момента не стоял остро в силу низких цен на энергоносители. С завершением эпохи низких и стабильных цен на энергоресурсы наступило понимание, что далее нам придется жить в условиях роста тарифов на энергию, и энергосбережение из перспективной задачи превратилось в актуальную.

В Татарстане процесс стартовал с республиканской целевой программы «Энергосбережение в Республике Татарстан на 2000–2005 годы». Решение вопроса энергоэффективности было исключительно важно для нашей республики, так как промышленный комплекс Татарстана весьма энергоемок и без понижения уровня энергозатрат наши предприятия начали бы терять конкурентоспособность.

Сегодня, когда говорят об энергоэффективности, часто имеют в виду зеленую энергетику. Насколько, по Вашему мнению, альтернативные источники энергии способны решить проблему снижения энергозатрат вообще и снижения в энергетике доли углеводородов?

С этими источниками энергии все далеко не так просто, как это представляется ориентированной на «зеленых» прессой. Для безуглеродной энергетики нужны определенные условия. Например, для минимальной рентабельности ветряков скорость ветра должна быть не менее 7-8 метров в секунду, что в Татарстане есть не везде. Помимо того, ветряки генерируют низкочасточные шумы и вибрации, отрицательно влияющие на флору и фауну; их нельзя располагать на путях миграции птиц.

Для солнечной энергетики необходимо много солнца, в нашей республике солнечных дней в году в среднем не более 140, а это менее половины года. Как результат, в полностью газифицированном Татарстане солнечная генерация на данном этапе проигрывает конкуренцию традиционным технологиям.

Но главная проблема ветряков и солнечных панелей – нестабильный, «рваный» график генерации энергии. Утих ветер, спряталось за тучу солнце – и вот уже необходимо «зеленую» генерацию чем-то замещать. Чем? Традиционной, углеводородной генерацией! Многие из нас в этом году наслышаны о беспрецедентных ценах на природный газ в Европе. Как отмечают эксперты, причиной является чрезмерное увлечение европейцев «зеленой» энергетикой, непропорциональное, не подкрепленное долгосрочным планированием увеличение ее доли в энергетическом балансе, явно недостаточный риск-менеджмент. Красноречивый результат популистских решений мы как раз и увидели.

Есть вопросы и гидроэнергетики малых рек. Лопасти турбин, как оказалось, перемалывают мальков, уменьшая биоразнообразие. А применительно к нашей республике есть еще и вопрос рентабельности таких станций. Специалисты «РусГидро» проводили соответствующее исследование створов малых рек и пришли к выводу, что в Татарстане нет перспективных створов, на которых можно было бы построить малые ГЭС без использования механизма ДПМ (договор поставки мощности). Без этого свое­образного тарифного механизма инвестирование в малые ГЭС является высокорискованным.

Из сказанного выше следует, что реальная работа в области энергоэффективности – прежде всего внедрение сберегающих технологий.

Да, это так. И перед нашим Центром была поставлена задача аналитического и методического обеспечения политики энергосбережения, сопровождения процесса принятия управленческих решений в республике по вопросам повышения энергоэффективности.

Сразу хочу отметить важный момент. Когда государство выдвинуло энергосбережение на первые строки экономической повестки, эта работа охватила в первую очередь реальный сектор экономики (промышленность, топливно-энергетический комплекс и пр.). Но позднее, путем внесения корректировок и изменений в 261-й Федеральный закон «Об энергосбережении…», законодатели решили отойти от государственного регулирования бизнеса в данной сфере, полагая, что повышение эффективности и рентабельности производства – это дело частного бизнеса. Мы же свои усилия сосредоточили на бюджетной сфере. Смена целевой установки поставила перед нами новую задачу: государственным и муниципальным учреждениям необходимы средства для реализации энергосберегающих мероприятий, но возможности бюджета ограничены; необходимо привлечь в бюджетную сферу частные инвестиции, то есть использовать механизмы государственно-частного партнерства (ГЧП). Одним из действенных инструментов ГЧП является энергосервисный контракт (ЭСК).

В чем суть такого контракта и какова роль вашего Центра в общем процессе?

Его идея и общая схема логичны и просты. Есть бюджетная организация, желающая снизить свои энергозатраты, с одной стороны, и инвестор, готовый вложить свои средства в модернизацию энергопотребляющего оборудования этой организации, – с другой. Между ними заключается контракт, согласно которому инвестор за счет своих средств реализует энергосберегающие мероприятия, а затем в течение ряда лет бюджетная организация возмещает затраты инвестора из средств фактически полученной экономии энергоресурсов. Есть экономия – есть выплаты инвестору, нет экономии – нет и выплат.

Однако простота общей схемы не означает ее автоматического приложения к конкретной организации. Мы здесь, в Татарстане, начали с изу­чения опыта соседних регионов. Детальный анализ показал, что хорошая идея без тщательной юридической проработки может приводить к конфликтным ситуациям и судебным разбирательствам. Поэтому Центром была проведена серьезная подготовительная работа, по итогам которой появился пакет типовой конкурсной документации для заключения энергосервисного контракта, и процесс пошел, не так быстро, как в других регионах, но более надежно. В итоге качество работы определяется не только количеством контрактов, но и экономическими показателями экономии.

Вы можете проиллюстрировать свои слова цифрами?

Безусловно, цифровые показатели являются определяющими в любой работе. С 2013 по 2021 год в Татарстане было заключено 87 ЭСК, из этого количества 15 контрактов пришлось на 2020 год и 8 – на 2021-й. На данный момент в республике завершено 9 контрактов. Можно отдельно выделить ЭСК, заключенные для модернизации уличного освещения. На сегодня в Сабинском, Сармановском и Чистопольском муниципальных районах имеются уже завершенные ЭСК, взаиморасчеты между муниципальными заказчиками и инвесторами полностью завершены, экономия электроэнергии, предусмотренная контрактами, достигнута. Еще в 17 муниципальных районах ЭСК в настоящее время находятся в стадии реализации. Отличная работа была проделана, в частности, в Нижнекамске и Лениногорске созданы современные системы уличного освещения с автоматизированным управлением, экономия электроэнергии достигает 76%! Объекты уличного освещения имеют большое значение для создания комфортной среды проживания, поэтому данная работа будет продолжена. Например, хороший потенциал для реализации проектов по модернизации уличного освещения с использованием механизма энергосервиса имеется в г. Альметьевске. Конечно, есть и серьезная экономия. За период с 2014 по 2020 год на объектах реализации ЭСК сэкономлено электрической и тепловой энергии на общую сумму более 527 млн рублей.

Какие, на Ваш взгляд, перспективы у энергосберегающих технологий?

Когда этот вопрос впервые встал на повестке дня, государство выделяло на проекты энерго­сбережения миллиарды рублей. Это было время реализации очень серьезных идей. После внесения корректировок и изменений в 261-й Федеральный закон «Об энергосбережении…», значительно смягчивших государственное регулирование в данной области, понимание важности энергосбережения как у руководителей промышленных предприятий, так и в сфере гос­управления, конечно же, осталось. Но отсутствие жестких требований на уровне закона сыграло свою роль – деньги и прочие ресурсы перераспределены на другие задачи.

Недавно, 13 октября 2021 года, Президент России В. В. Путин, принимая участие в пленарном заседании международного форума «Российская энергетическая неделя», в своем выступлении подчеркнул высокую значимость задачи энергосбережения и поручил Правительству России актуализировать государственную программу «Энергосбережение и повышение энергоэффективности». Президент сказал, что программу необходимо продлить до 2035 года, усилив работу по всем секторам национальной экономики, включая промышленность, сельское хозяйство, транспорт, ЖКХ, чтобы добиться амбициозных целей по снижению энергоемкости ВВП, а значит, и негативного воздействия на окружающую среду. Это означает, что впереди у нас огромный фронт работы. Актуализация федеральной программы энергосбережения потребует приведения в соответствие республиканской программы и ее реализации. С нетерпением ожидаем федеральную программу.

Ожидание пассивное или активное?

Во-первых, работа по повышению энергетической эффективности в нашей республике никогда не останавливалась: потенциал энергосбережения еще далеко не исчерпан. Кроме того, помимо прикладных, имеются и задачи организационного характера. Например, Минэкономразвития России в текущем году ввело в тестовую эксплуатацию новую государственную информационную систему – ГИС «Энергоэффективность». Бюджетные организации согласно законодательству обязаны представить в этой ГИС свои энергодекларации. ГИС – система новая, при работе с ней у муниципальных учреждений возникает масса вопросов. И мы предоставляем им необходимую консультационную помощь для своевременного и, главное, корректного заполнения энергодеклараций. А чтобы был понятен масштаб этой консультационной помощи, добавлю, что муниципальных учреждений в республике более 5 тысяч.

Во-вторых, в последние годы у Центра добавилось функционала. В зону нашей ответственности перешли вопросы по сопровождению процесса переоборудования автомобилей на газомоторное топливо. Сегодня это общероссийская тенденция и с точки зрения экологии и экономики, и, кстати, энергоэффективности.

Кроме того, в наш функционал включены компетенции по повышению производительности труда на предприятиях несырьевых отраслей экономики, что является совершено иной задачей, никак не связанной со сферой энергосбережения. И эта задача получила в нашей стране статус национального проекта, курируемого профильным Федеральным центром компетенций, работающим под эгидой Минэкономразвития России. В последние три года блок вопросов, связанных с производительностью труда, постоянно находится в фокусе нашего внимания. Таким образом, без работы Центр не остается и вопрос пассивного или активного ожидания перед нами не стоит. Направлений, над которыми необходимо активно работать, более чем достаточно.

Наталья ЭЛЛЕР

На главную

Оставьте первый комментарий для "Приоритетные направления энергоэффективности"

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика