Официальное издание Союза и Содружества строителей РТ

Журнал для тех, кто созидает

Издается с сентября 2009 года

Энергосбережение как государственная задача

О деятельности Центра энергосберегающих технологий Республики Татарстан при Кабинете Министров РТ, поставленных задачах и методах их решения рассказывает его директор Марат АХМЕРОВ.

Постановка задачи

Долгое время наша страна жила в условиях низких цен на энергоносители. Даже для предприятий, в себестоимости продукции которых затраты на энергоресурсы составляли 10 и более процентов, энерготарифы не имели критического значения. Однако настал момент понимания, что время низких цен заканчивается и в перспективе придется жить в условиях роста тарифов. А значит, энергосбережение из «дежурной» задачи превратилось в актуальную.

Перед нашим Центром была поставлена задача – аналитическое и методическое обеспечение политики энерго­сбережения, сопровождение процесса принятия управленческих решений в республике по вопросам повышения энергоэффективности. Создавался Центр как эк­спертная организация под задачи Республиканской энергетической комиссии.

На тот момент, когда данный процесс в республике стартовал, уже существовал соответствующий федеральный закон, но он носил рамочный характер и в его формулировках было слишком мало конкретики. Поэтому юридическую основу всех мероприятий, проходящих в этой сфере в РТ, помимо федерального закона, составили Закон РТ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности на территории Республики Татарстан» и республиканская целевая программа «Энергосбережение в Республике Татарстан на 2000–2005 годы».

В те годы Татарстан стал одним из немногих регионов, где задаче энергосбережения был придан очень высокий статус. Кстати сказать, именно в Татарстане, впервые в России, для решения задач энергосбережения и повышения энергетической эффективности был применен программно-целевой метод, который впоследствии успешно тиражировался в стране. Республиканский промышленный комплекс энергоемок, и было общее понимание, что если не работать над вопросами энергоэффективности, то наши предприятия начнут терять конкурентоспособность. Поэтому основной упор был сделан на реальный сектор экономики – промышленность и жилищно-коммунальный сектор. Должен сказать, что другие регионы страны стартовали несколько позже – после принятия в 2009 году уже достаточно жесткого Федерального закона 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности…».

Федеральный закон задал новые целевые установки

Как я уже сказал, первая республиканская программа энергосбережения была нацелена преимущественно на реальный сектор экономики, так как именно там находятся основные потребители энергоресурсов и, соответственно, именно там сосредоточен основной потенциал энергосбережения. Федеральный закон 261-ФЗ с момента его принятия многократно и очень существенно трансформировался, и в настоящее время он задает иную канву общего развития. Государство посчитало, что стандарты энергоэффективности промышленных предприятий – внутрикорпоративное дело, и законодатели приняли решение значительно ограничить государственное регулирование процессов энергосбережения в реальном секторе экономики. В 261-ФЗ главным содержанием стало установление требований к энергосбережению в бюджетной сфере.

Естественно, и нам пришлось, не отказываясь полностью от работы с промышленными предприятиями, переключиться на задачи повышения энергоэффективности бюджетной сферы.

Это некоторая предыстория вопроса. В те годы, когда Центр только начинал свою деятельность, большое внимание уделялось энергоаудиту. Процедура была обязательной и весьма продуктивной, по ее результатам предприятия получали не только обязательный официальный документ, так называемый энергетический паспорт, но и обоснованный перечень мероприятий, реализация которых помогала существенно понизить долю платы за энергоносители в себестоимости продукции. Обязательность энергообследования создала новый рынок услуг, на который пришло значительное количество неподготовленных организаций, и, как следствие, качество энергоаудита упало. Впрочем, это уже в прошлом, согласно 261-ФЗ процедура перестала быть обязательной.

Смена целевой установки с реального сектора на бюджетные организации породила новый инструмент, развитие которого стало важным направлением деятельности Центра. Я имею в виду энергосервисные контракты. Их идея и общая схема логичны и просты. Есть бюджетная организация, желающая снизить свои энергозатраты, с одной стороны и инвестор, готовый вложить свои средства в модернизацию энергопотребляющего оборудования этой организации, с другой стороны. Между ними заключается контракт, согласно которому инвестор за счет своих средств реализует энергосберегающие мероприятия, а затем в течение ряда лет бюджетная организация возмещает затраты инвестора из средств фактически полученной экономии. 261-ФЗ ограничивает срок действия таких контрактов в бюджетной сфере десятью годами. На сегодня в РТ имеются действующие семилетние контракты.

Энергосервисные контракты – важный индикатор, по которому федеральный центр определяет эффективность работы регионов в области энергосбережения. Статус инструмента довольно высок, но в республике не стали наращивать темп их заключения ради рейтингов. В Татарстане в приоритете прагматичный подход, желание повнимательнее проанализировать все за и против, изучить опыт соседних регионов.

Первые шаги по внедрению новой формы работы были предприняты еще в 2013 году. Наш Центр предметно изучал юридические и экономические аспекты энергосервисных контрактов и возможные подводные камни, которые в процессе реализации контракта могут нарушить баланс интересов инвестора и бюджетной организации. После этой серьезной подготовительной работы Центр разработал пакет типовой конкурсной документации для заключения энергосервисного контракта, и процесс пошел, не так быстро, как в других регионах, но более надежно. Мы видели, как у соседей с ростом количества контрактов растет и количество судебных процессов, через которые инвестор и государственная или муниципальная организация пытаются решить возникшие проблемы взаимоотношений. Нашей задачей было избежать подобного развития событий.

Большая подготовительная работа дала количественный всплеск в 2018 году. За год было заключено 36 контрактов, а всего с 2013 по 2020 год их количество в бюджетной сфере достигло 77. Много это или мало? Есть регионы РФ, в которых счет идет на сотни, но для корректности сравнения необходимо понимать, что работа по энергосбережению в республике началась еще в конце 1990-х годов. Серьезные бюджетные средства вкладывались в мероприятия по внедрению энергосберегающего оборудования: в котельных устанавливались котлы с высоким КПД, в зданиях – автоматизированные индивидуальные теплопункты с погодным регулированием и др. И, по сути, все простые средства, дающие быстрый эффект, в Татарстане уже исчерпаны. Сегодня выбрать объект для заключения энергосервисного контракта с гарантией получения прибыли за разумный срок весьма непросто.

Непросто, но возможно. Достаточно интересная сфера инвестиций – модернизация систем освещения. Замена морально устаревших светильников на современные светодиодные может дать хороший финансовый эффект при освещении и помещений, и особенно улиц населенных пунктов. В этой работе можно отметить проекты по модернизации систем уличного освещения городов Зеленодольска, Нижнекамска, Лениногорска. В двух последних этим вопросом успешно занималась компания «ПрофЭСКО» (Москва), причем установленные светодиодные светильники произведены в Татарстане компанией «ЛЕДЕЛ». Интересные проекты по модернизации систем внутреннего освещения спортивных объектов, в том числе в рамках энергосервиса, реализует компания «Экоспектр» (г. Казань). А лидером татарстанского рынка энергосервиса по количеству заключенных энергосервисных контрактов является компания «Магеллан» (г. Новосибирск), на ее счету 23 контракта на внедрение теплопунктов с погодным регулированием. Как видите, на этом поле в республике работают не только татарстанские компании.

Следующий очень емкий пункт работы Центра – подача бюджетными организациями республики энергетических деклараций. Процедура также предусмотрена 261-ФЗ. Проблема заключается в том, что бюджетные организации, как правило, не могут себе позволить содержать в штате сотрудника с соответствующим профильным образованием. Поэтому наш Центр консультирует бюджетников и сопровождает процесс формирования деклараций. Дело это важное, так как на основе деклараций, стекающихся в Москву со всей страны, формируется государственный доклад о состоянии дел в энергосбережении и от данных доклада зависит государственная политика в этой сфере.

Среди прочих направлений работы Центра отмечу разработку проектов нормативно-правовых актов, подготовку экспертных заключений и методических материалов по профилю основной деятельности.

Осталась в нашем ведении и сфера промышленности, уже в форме внебюджетной деятельности. Центру, как и многим другим государственным учреждениям, каждый год устанавливается план по привлечению внебюджетных доходов, утверждаемый постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан. Центр наравне с другими организациями участвует в конкурсах, заключает контракты коммерческого характера.

Необходимость организовать в республике работу в сфере энергосбережения была основной движущей силой создания Центра, что отражено и в названии. Но жизнь не стоит на месте, и сегодня, помимо традиционных направлений работы, Центр является исполнителем национального проекта по повышению производительности труда на предприятиях Татарстана, организует работу по переоборудованию государственного и муниципального автотранспорта на газомоторное топливо, но это, я думаю, тема для отдельного рассказа.

Внедрение новых технологий не самоцель

В конце 90-х и начале нулевых годов поиск мероприятий, обеспечивающих энергосбережение, не составлял проблемы. На старте было много очевидных инструментов, иногда даже просто организационного характера, обеспечивавших экономический эффект. Но сегодня потенциалов, дающих окупаемость в коротком или хотя бы в среднесрочном периоде, практически не осталось. То, что можно делать сейчас, требует серьезных инвестиций со сроком окупаемости в 5–6, а то и десять лет.

Время простых решений закончилось, это касается и так называемой зеленой энергетики. Сегодня, особенно на Западе, активно пропагандируется взгляд на бестопливную энергетику как панацею для решения всех энергетических вопросов. Это ветро-, солнце- и гидроэнергетика.

Однако с этими источниками энергии все далеко не так безоблачно, как это представляется ориентированной на «зеленых» прессой. Например, в ветроэнергетике есть такое понятие, как коммерческий ветер, то есть скорость ветра, начиная с которой ветряк будет работать рентабельно. Десять лет назад коммерческий ветер начинался с 12–15 метров в секунду – такие ветра в Татарстане бывают редко. Но технологии совершенствуются, и сейчас коммерческий ветер начинается с 7–8 метров в секунду, это уже реально, и специалисты Казанского государственного энергетического университета провели ветромониторинг на территории республики с целью определить места установки ветряков. Но есть еще одна проблема. Мощный ветряк генерирует шумы низкой частоты, вредные для человека, и почвенные вибрации, влияющие на флору и фауну. Таким образом, использование энергии ветра требует всестороннего анализа, чтобы не нанести ущерб окружающей среде. Отсюда возникает серьезный вопрос с отводом земельных участков, на которых можно устанавливать ветряки, не нарушая биобаланса. А еще необходимо помнить о путях миграции птиц, для которых ветрогенераторы могут быть опасным препятствием.

Солнечная энергетика имеет другие проблемы. Современные солнечные батареи имеют вполне приличный КПД, подходящий к 20%. Но это ведь только в дневное время, при активном солнце. А есть еще и сезонный фактор. В Татарстане, согласно многолетним метеонаблюдениям, количество солнечных дней в году в среднем не более 140, а полностью безоблачных – около 80. Мало солнца – значит мало энергии, отсюда высокая себестоимость и низкая окупаемость. В полностью газифицированном Татарстане солнечная энергия при современном уровне развития гелиотехнологий неконкурентоспособна по сравнению с традиционными технологиями выработки электроэнергии. Может показаться странным, но самая крупная солнечная электростанция в России построена в Якутии. В этом регионе солнечных дней на самом деле больше, чем в американском штате Калифорния, а альтернатива солнцу – дизельные генераторы, топливо для которых необходимо завозить речным транспортом в очень короткий летний период (так называемый северный завоз), что резко увеличивает его стоимость. В условиях Якутии солнечная энергия конкурентна, чего сегодня нельзя сказать о Татарстане. Но, как я уже говорил, жизнь не стоит на месте, технологии совершенствуются, поэтому продолжим держать их в поле зрения.

Есть вопросы и к гидроэнергии малых рек. В Германии одно время были распространены гидротурбины небольшой мощности на малых реках, но довольно быстро выяснилось, что лопасти турбин перемалывают мальков рыб, резко уменьшая биоразно­образие рек. А применительно к нашей республике есть еще и вопрос рентабельности таких станций. Специалисты «РусГидро» проводили соответствующее исследование створов малых рек и пришли к выводу, что в Татарстане нет перспективных створов, на которых можно было бы построить малые ГЭС с привлечением федерального финансирования по так называемому договору о предоставлении мощности.

Таким образом, простых решений уже нет, но мы продолжаем работу во всех возможных направлениях, так как жизнь постоянно изменяется и то, что было невозможно раньше, может оказаться реальным в будущем. Однако внедрение новых технологий не является самоцелью. К нам регулярно приезжают представители европейских компаний, желающих развивать энергосберегающий бизнес в России. Они предлагают оборудование и технологии такой стоимости, что в наших условиях их окупаемость составит от 10 лет. На наши замечания о разумности таких инноваций они предлагают повысить тарифы для традиционной энергетики, и тогда их предложение сразу станет рентабельным. Для нас такой подход неприемлем. Наша безу­словная цель – конкурентоспособность продукции предприятий республики и сдерживание роста энерготарифов для потребителей. Поиск решения этих задач и составляет содержание всей политики энергосбережения.

Наталья ЭЛЛЕР

На главную

Оставьте первый комментарий для "Энергосбережение как государственная задача"

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика