Официальное издание Союза и Содружества строителей РТ

Журнал для тех, кто созидает

Издается с сентября 2009 года

Сносить нельзя реставрировать. Мергасовский дом в третий раз взяли под охрану

Будущее знаменитого зеленого дома в центре Казани в очередной раз оказалОсь под большим вопросом. Сначала город признал Мергасовский дом аварийным и приговорил к сносу. Затем республика объявила его объектом культурного наследия и взяла под свою защиту. Однако после того, как всех жильцов расселили, памятник советского конструктивизма подвергся разграблению мародерами, которые спилили не только батареи, но и металлические перила в подъездах. Дальнейшие события развивались с калейдоскопической быстротой.

 

Четырехэтажный П-образный дом с окнами на Черное озеро был построен в 1928 году. По поводу того, кем именно, до сих пор единого мнения нет. По одной из версий, его возведением по проекту московского архитектора Сергея Глаголева руководил Петр Сперанский, по другой, более распространенной, авторство принадлежит главному архитектору Казани в 1936–1938 годах Дмитрию Федорову, создавшему также Дом чекистов на улице Карла Маркса и лестницу в Ленинском, а ныне Университетском саду.
Не вполне понятно также и то, почему это здание называют Мергасовским домом. Часть его действительно расположена в бывшем Мергасовском переулке (ныне это улица Кави Наджми), но к началу стройки он давным-давно уже перестал существовать и превратился в часть Международной улицы. Кстати, самого Мергасова, в честь которого был назван переулок, одни авторы называют купцом и меценатом, а другие – полковником.
При этом абсолютно точно известно, что это первая в городе многоэтажка с водопроводом и отоплением, построенная в стиле советского конструктивизма. Четырехэтажный дом был рассчитан на 65 коммунальных квартир, в каждой из которых было по пять комнат. Второе название дома – писательский – было куда более логичным. В 1931–1952 годах в нем жил писатель, публицист и переводчик Кави Наджми, частыми гостями которого были Хасан Туфан, Хади Такташ, Джаудат Файзи, Салих Сайдашев и Муса Джалиль. На какое-то время здесь поселился и детский писатель Абдулла Алиш. Но новое имя так и не прижилось, и все 90-е с лишним лет своего существования дом неизменно назывался Мергасовским.


О том, что здание строилось не на века, красноречивее всего говорит тот факт, что при его возведении были использованы плиты из прессованных стеблей камыша или тростника, скрепленные проволокой. Очевидно, создатели не считали его чем-то особенным, достойным большего, чем просто быть местом, где люди смогут прожить какое-то время. Надо полагать, так же рассуждали и казанские власти, тем более что первую серьезную трещину Мергасовский дом дал еще в 1981 году. В девяностые о предстоящем сносе заговорили уже в полный голос, а в 2002 году государственная комиссия пришла к выводу, что износ здания составил уже 70 процентов, что давало полное право признать его аварийным. Правда, официальный статус участника программы переселения из аварийного жилья Мергасовский дом приобрел только спустя семь лет.
Если такое промедление со стороны местных властей, хоть и с большой натяжкой, но все-таки можно хоть как-то объяснить, то другие события, связанные с Мергасовским домом, никакому объяснению не поддаются.
– Я купил квартиру в мае 2014 года, и никто мне тогда не сказал, что дом был признан аварийным еще пять лет назад. Как в таком случае мне могли дать добро на заключение сделки купли-продажи и осуществить государственную регистрацию моего права собственности на 70-метровую пятикомнатную квартиру? – недоумевает ее теперь уже бывший владелец Тагир М.
– Для того чтобы купить эту квартиру, я продал две трехкомнатные, а потом два года снимал жилье и делал здесь ремонт, вкладывая в него все деньги, которые зарабатывал, – вспоминает другой бывший обитатель Мергасовского дома Роман Л. – Из прежнего в квартире остались только наружные стены. Абсолютно все от пола до потолка я сделал сам, рассчитывая, что смогу здесь прожить комфортно и красиво до конца своих дней.
Но в исполкоме Казани и в Вахитовском районном суде, куда городские власти подали иски на выселение собственников жилья в Мергасовском доме, рассудили иначе. Оба моих собеседника, державшие здесь оборону до последнего, проиграли все судебные процессы и вынуждены были перебраться в жилой комплекс «Салават Купере». Причем первый побывал там один-единственный раз. Поскольку имеет другое жилье, он просто получил ключи от квартиры, связался с риелтором и продал ее намного дешевле, чем если бы она находилась не на выселках, а в центре города с видом на Черное озеро.
Пока продолжалась эпопея с выселением обитателей Мергасовского дома, он был включен в список объектов культурного наследия республиканского значения, и городским властям пришлось отказаться от планов по его сносу. Здание подлежало реставрации, но за чей счет? Сумма для этого требовалась гигантская, которую, естественно, депутаты Казгордумы при утверждении бюджета в него не закладывали.
Ответ на этот вопрос был озвучен в конце апреля, сразу после того, как последние собственники квартир в Мергасовском доме их освободили. Глава Комитета РТ по охране объектов культурного наследия Иван Гущин сообщил, что здание будет переведено из жилого фонда в нежилой, а затем выставлено на тендер по символической цене в 1 рубль, но с обременением. Победитель торгов доставшуюся ему бесплатно недвижимость в центре города должен будет реконструировать за свой счет. При этом с учетом нового статуса дом можно будет использовать не только под магазины, офисы, заведения общепита и т. д., но также для размещения в нем гостиниц и даже детских садов.
Однако за словами дела не последовало. Едва Мергасовский дом опустел, он оказался в безраздельном владении мародеров, бомжей и молодежи. Первые методично выносили, а иногда и вывозили на «Газелях» все ценное, что не успели забрать с собой бывшие жильцы. Вторые оборудовали себе в оставленных квартирах ночлежки. Третьи повадились устраивать на крыше ночные тусовки с употреблением горячительных напитков, выкладывая затем их видео в соцсетях.
А в ночь на 2 мая здесь произошел первый пожар. И тогда не посмотреть на него, а с целью предотвратить следующий неожиданно для всех сплотилась группа из нескольких десятков казанцев, неравнодушных к тому, что власти раз за разом допускают уничтожение памятников истории и архитектуры, вместо того чтобы их охранять. Снос Арских казарм, растаскивание по дачам булыжников старинной мостовой, обнажившейся напротив Верхнего Услона после катастрофического обмеления Волги, постоянные поджоги расселенных домов в «Полукамушках» в Зеленодольске…
Очевидно, именно в этот момент количество переросло в качество. Сначала участники новой группы в соцсетях, первая запись в которой была сделана как раз 2 мая, собрались на субботник, чтобы вынести из зеленого дома и отправить на свалку все, что может гореть. А затем, убедившись, что одними субботниками и призывами к городским властям памятник архитектуры не спасешь, взяли его под физическую охрану.
«Несмотря на поручение мэра закрыть Мерга­совский, данное пяти (!) управляющим компаниям в мае, городские службы всего лишь фанерой заколотили деревянные двери и окна первого этажа. Металлические двери заварили, но их немного, и какой толк, если балкон прямо над ними открыт? Мергасовский продолжают разрушать и растаскивать. Возможно, некоторые бывшие жильцы, оставившие квартиры закрытыми, даже не знают, что их уже вскрыли и все вынесли. Вскрытые мародерами квартиры растаскиваются грубо, остатки мебели зачем-то скидываются в подъезд. Все металлическое спиливается… Я думаю, есть смысл хотя бы в ближайшие дни по вечерам дежурить во дворе дома», – бросил в воскресенье 30 июня клич администратор телеграм-канала «Мергасовский», и с наступлением темноты первые волонтеры заступили на вахту.
На рассвете они вызвали полицию, обнаружив, что из окон одной из пустых квартир идет подозрительный дымок. Но тревога оказалось ложной: двое подростков курили там какую-то дрянь.
На следующий день во двор дома №18 по ул. Дзержинского подтянулись журналисты, которых там встретила куратор культурной программы на набережной озера Кабан Настя Шачнева, принявшая эстафету у первых дежурных по Мергасовскому дому.
– На прошедшей на днях «Школе горожанина», в которой принимали участие Иван Гущин и помощник Президента РТ Олеся Балтусова, нам заявили, что город пока не может перевести это здание из жилого фонда в нежилой, так как суды с последними владельцами квартир в Мергасовском доме еще не завершились. Именно это и мешает выставить его на торги, – поделилась она новостями с представителями СМИ и добавила, что волонтеры пытаются найти контакты этих людей, для того чтобы получить их согласие на установку вокруг дома забора.
В тот же день информацию о том, что объявить тендер нельзя из-за продолжающихся судебных тяжб, опроверг адвокат Булат Набиуллин, представлявший интересы последних обитателей этого дома.
– Насколько я знаю, все суды собственники квартир уже проиграли. Последний процесс из тех, в которых я участвовал, завершился еще в феврале, и решения Верховного суда РТ, отклонившего все апелляции, давно уже вступили в законную силу, – сообщил он автору этих строк.
Слова адвоката подтвердил и Тагир М., один из «последних могикан». А по поводу предстоящей реконструкции Мергасовского дома, которую должен будет провести тот, кто выиграет тендер, он высказался однозначно:
– Никаким потенциальным инвесторам с таким обременением дом не нужен, потому что для его реконструкции необходимы гигантские средства. Я с самого начала говорил, что здание доведут до крайней степени разрушения, а потом просто снесут. Очередной пожар угробит его окончательно.
Примечательно, что в тот же день после «делового понедельника» в мэрии заместитель сити-менеджера по вопросам ЖКХ Искандер Гиниятуллин заявил журналистам:
– Хорошо, что вы уточнили, принимаем ли мы участие в защите дома. А то из сообщений СМИ складывается впечатление, что это исполком направляет своих сотрудников грабить этот дом! Не направляет! И говорить, что мы вступили в какой-то сговор с мародерами, по крайней мере некорректно.
По словам Гиниятуллина, каждые два-три дня сотрудники управляющих компаний ЖКХ отправляются к Мергасовскому дому, чтобы прибить доски, преграждающие доступ в него. Но их каждый раз срывают. При этом он посетовал, что исполком не имеет возможности направить серьезные финансовые средства на защиту здания. Как не имеет денег и на восстановление памятника архитектуры.
К счастью, буквально на следующий день мэр Казани Ильсур Метшин сделал прямо противоположное заявление. Он сообщил, что достаточные средства пусть не на восстановление, но на серьезную охрану Мергасовского дома в городской казне все-таки нашлись. Сотрудники ЧОП взяли его в кольцо уже ближе к вечеру. А вслед за тем вокруг зеленого дома на перекрестке улиц Дзержинского и Кави Наджми, который когда-то здесь жил, вырос солидный забор.
На момент подписания этого номера в печать об обещанном тендере ничего не было известно.
Вадим СЕРГЕЕВ

На главную

Оставьте первый комментарий для "Сносить нельзя реставрировать. Мергасовский дом в третий раз взяли под охрану"

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика