Официальное издание Союза и Содружества строителей РТ

Журнал для тех, кто созидает

Издается с сентября 2009 года

Марат Ризванов: «Строить мечтал с детства»

В августе отмечает 70-летие заслуженный строитель Республики Татарстан Марат Ризванов – первый заместитель директора АСРО «Содружество строителей РТ». Накануне юбилея он рассказал о своей жизни, полной больших строек и масштабных преобразований, – о судьбе строителя, неразрывно связанной с развитием республики.

Мои корни – в Азнакаевском районе
Моя мама и ее родители родом из Азнакаевского района. Дед – Ризванов Карам Бакирович – был видным государственным деятелем своего времени. Вступив в партию в 1916 году, после революции он стал одним из представителей советской власти в районах новой Татарии, работая, как сейчас бы сказали, в администрации. Начинал в Мензелинском, затем трудился Актанышском, Тюлячинском и Арском райисполкомах, оттуда его перевели в Казань секретарем Татарского центрального исполнительного комитета (ТатЦИК). В 1937 году деда репрессировали.
К тому времени мама окончила педагогическое училище, и семья решила вернуться на родину. Там я и родился – в деревне Сухояшево Азнакаевского района, это недалеко от самой высокой точки республики – горы Чатыр-Тау. Своего отца я почти не знал – родители развелись, когда мне и года не было. И так случилось, что мы не общались, хотя он жил в соседней деревне.
Мама работала в школе – это было древнее холодное деревянное здание, где печку приходилось топить три раза в день. Рядом со школой маме как учителю дали деревянный дом. Домом это строение можно было назвать с большой натяжкой – небольшой домик на две комнатки, недостроенный, без сеней, не говоря уже о воде и отоплении. Зимы были холодные, мы все ютились в одной комнате, потому что остальные не отапливались, и я жалел маму, которой приходилось вставать ночью, чтобы затопить печку и немного согреть дом к утру. А утром надо было идти в такую же холодную школу. Тогда я мечтал: вырасту – буду строить новые теплые дома и школы, чтобы дети могли жить и учиться в человеческих условиях, не как мы.
К своей мечте я приблизился в старших классах, когда семья перебралась в Азнакаево. С 9-го класса (учился я в школе № 4) у нас началось производственное обучение: один день в неделю мы, мальчишки, постигали мастерство каменщика. Подход был серьезный – фактически вместе с аттестатом мы получили свою первую рабочую профессию и даже деньги зарабатывали. После 9-го класса я осмелел и по приглашению родного дяди и моего тезки – Марата Карамовича Ризванова – поехал к нему в Казахстан на заработки. Дядя был не просто строителем, а руководителем строительного управления. Для меня, выросшего без отца, он стал примером во всех отношениях. Так я укрепился в своем желании стать строителем и вернулся домой, окрыленный мечтами о будущих грандиозных стройках.

«Партия сказала: надо! Комсомол ответил: есть!»
В 1966 году я поступил в Казанский строительный институт и уехал из Азнакаево, как оказалось, навсегда. Позже только навещал родных. Время нашей учебы в КИСИ совпало с периодом становления студенческих строительных отрядов, с которыми у меня связаны самые лучшие воспоминания этих лет. После второго курса в Арском районе строили сельхозсооружения, после третьего – я уже был мастером – возводили в Лениногорском районе жилые дома, больницу, школу. После четвертого курса стал главным инженером зонального студенческого отряда – около 1000 студентов в подчинении, в основном из Казанского авиационного института.
Это время запомнилось еще потому, что командира стройотряда в самый разгар сезона забрали на службу в КГБ, а комиссар более месяца отсутствовал по семейным обстоятельствам. И я остался, как в той пословице: и чтец, и жнец, и на дуде игрец – один за всех «разгребал» не только производственные, но и бытовые вопросы. За нашим отрядом закрепили все Закамье от Чистополя до Муслюмово – а это десятки строек. Каждый день я объезжал их, решая вопросы по загрузке отрядов, охране труда, обеспечению материалами, транспортом, механизмами, размещению и питанию людей, а также закрывал наряды, встречался с руководителями строительных организаций районов. Словом, жизнь бурлила, и я был в самом эпицентре. Так что к окончанию института опыт приобрел колоссальный, да к тому же познакомился со многими известными строителями республики.
После защиты диплома встал вопрос о распределении. К тому времени я уже был женат, у нас родилась дочка. Жили мы на съемной квартире, поэтому надо было решать вопрос с жильем. Я надеялся уехать куда-нибудь на сельскую стройку, где мог бы реализовать то, о чем давно мечтал, но… Шел 1971-й год – активно строился Камский автозавод, на котором не хватало профессиональных строителей. Поэтому отбирать кадры для этого масштабного дела в институт приехал заместитель начальника стройки Ханиф Киямович Шайхутдинов. На собеседовании он пообещал мне квартиру. Так решилась моя дальнейшая судьба – через неделю я уже работал мастером «Автозаводстроя» на своем первом в Набережных Челнах объекте – кузнечном заводе. А еще через месяц Ханиф Киямович нашел меня и вручил ключи.
Не прошло и года, как меня вызвали в горком комсомола: там изучили мою биографию и решили назначить главным инженером Всесоюзного студенческого строительного отряда КАМАЗа. Сказали: «Командируем тебя на пару месяцев, наладишь работу и вернешься в свой «Автозаводстрой». Я и подумать не мог, что вернуться на «Автозаводстрой» смогу только в 1977 году секретарем парткома. А тогда, в 1972-м, на КАМАЗ приехали в составе студенческих строительных отрядов более 8 тысяч человек из учебных заведений Москвы, Ленинграда, Киева, Грозного, Баку, не говоря уже о Казани и других российских городах. Всем надо было приготовить фронт работ, обеспечить материалами. Кроме «своих», приезжали сотни иностранцев, которые учились в Советском Союзе, – попробуй потеряй хоть одного… Даже не помню, спал ли я в то время, а семью так вообще не видел. Объем работы был проделан огромный: строили сам завод, дороги, жилье и социальные объекты не только в Челнах, но и в соседних районах.
К осени студенты разъехались, и я надеялся, что вся эта круговерть для меня закончилась – мечтал вернуться обратно на производство. Однако сделать это было не так-то просто – уговорили меня поработать еще, потом я стал командиром отряда. А осенью 1974 года, когда Рим Шафикович Халитов, возглавлявший штаб стройки, перешел на должность секретаря комитета комсомола, мне предложили занять его место. В то время говорили: «На КАМАЗе пятидневка, в субботу – субботник, в воскресенье – воскресник». Это в первую очередь касалось ударных комсомольско-молодежных бригад, которым поручали особо важные и срочные объекты, так что интенсивность по-прежнему оставалась высокой.
Только в 1978 году благодаря участию секретаря парткома объединения «Камгэсэнергострой» Юрия Ивановича Петрушина мне наконец-то удалось окончательно избавиться от комсомольско-партийной нагрузки и заняться производством – я перешел на должность начальника СМУ-5 «Автозаводстроя». Однако быстро понял, что попал из огня да в полымя: нашей организации поручили ввести в эксплуатацию начатое ранее и незавершенное строительство судоходных сооружений, мостового перехода и водосливной плотины Нижнекамской ГЭС. Стоял октябрь 1978 года, Каму перекрыли, готовность нулевая, а в апреле нужно было открыть проход для судов, иначе катастрофа. Чтобы успеть в срок, полторы тысячи человек работали круглосуточно – в четыре смены по шесть часов, больше люди не выдерживали, потому что зима в том году выдалась очень холодной. Эти полгода я дома почти не появлялся – так и жил в вагончике на гидростанции. Благодаря моим помощникам – известным сегодня на всю республику строителям, а тогда совсем молодым инженерам управления – Виктору Ельцову, Александру Евдокимову, Анатолию Панину, Рифату Далатказину – мы успели в срок. Весной по Каме пошли суда.
Кроме этого, специалисты СМУ-5 «Автозаводстроя» возводили и сдавали госкомиссии основные объекты второй очереди КАМАЗа: линию главного конвейера, термогальванический, сдаточный и административно-бытовые корпуса автосборочного завода, а также важнейшие объекты агрегатного завода. Я и по сей день благодарен своим непосредственным наставникам – заместителям начальников объединения «Камгэсэнергострой» и управления строительства «Автозаводстрой» Масгуту Ибрагимовичу Ибрагимову и Ахату Давлетовичу Валиярову – за отеческую поддержку и помощь в трудные моменты, которых тогда было предостаточно. После успешной сдачи второй очереди автогиганта Минэнерго СССР привлекло «Камгэсэнергострой» к строительству Курской АЭС, и я год проработал там на возведении третьей и четвертой очередей и жилья.
Строительство КАМАЗа и города Набережные Челны стало большой профессиональной и трудовой школой. Мне посчастливилось учиться у таких мастеров, как Владислав Александрович Фоменко, Евгений Никанорович Батенчук, Владимир Александрович Альфиш, Владислав Николаевич Гостев, и других мэтров строительства. Они стали для нас образцом не только как профессионалы, но и как люди смелые, сильные, решительные. Конечно, мы, молодое поколение строителей, стремились соответствовать и быть похожими на них. А лично о себе могу сказать, что опыт, который я приобрел на КАМАЗе, стал бесценным жизненным багажом, который я пронес через всю жизнь.


Если бы у меня была вторая жизнь, я посвятил бы ее стройке
В 1982 году судьба моя круто изменилась: я оставил Набережные Челны и переехал с семьей в Казань, где находилось одно из крупнейших объединений Газпрома СССР – «Средневолжскгаз», – мне предложили должность заместителя директора по строительству. Это было время прокладки больших газопроводов Уренгой – Помары – Ужгород, Уренгой – Центр и других. Мы строили компрессорные станции, параллельно занимались газификацией сельских районов республики. Для меня это была совершенно новая область, поэтому с большой благодарностью вспоминаю директора и моего руководителя в то время Гарея Хасановича Газизова, который посвятил меня во все технические тонкости строительства газопроводов.
В 1984 году в Казани был создан еще один крупный трест – «Востокстройтрансгаз», где я работал главным инженером, а в подчинении было около 20 подразделений, которые возводили компрессорные станции и базы газовиков в Башкирии, Татарстане, Нижегородской, Пермской и Самарской областях, Марийской и Удмуртской республиках. Жизнь моя проходила в постоянных командировках.
Объединение «Татагропромстрой», где в 1986 году я начал работать первым заместителем генерального директора – главным инженером, возводило объекты в сельской местности, численность строительных подразделений доходила в пиковые годы до 130, а кроме этого, были еще производственные мощности: заводы, базы, УПТК, проектные институты, леспромхозы и многое другое. Руководитель объединения Ирек Мунирович Закиров – человек масштабного мышления и большой жизненной мудрости – родом, как и я, из сельской местности, поэтому надежды и трудности сельчан тоже хорошо понимал и всегда людей поддерживал. За 25 лет, что я проработал в «Татагропромстрое», в районах республики выросли сотни объектов социального назначения, развивалась промышленность строительных материалов. Сбылась моя детская мечта: строить для сельских жителей современные красивые школы, жилые дома, детские сады. И я рад, что среди сельских строителей много людей, которых я могу назвать своими друзьями и соратниками.


В то время мой лучший друг еще со студенческих лет Рим Шафикович Халитов возглавлял службу заказчика – Управление капитального строительства Кабинета Министров РТ. Он всегда помогал нашим подразделениям, и, несмотря на тяжелую экономическую ситуацию 90-х годов, мы успешно сдавали объекты социально-культурного назначения на селе. Все это, конечно, не могло состояться без поддержки Президента и Правительства Татарстана. Особенное отношение к сельским строителям было у заместителя министра экономики республики Анатолия Александровича Салина, который всегда окружал нас заботой и вниманием, светлая ему память. А на местах успехи зависели от руководителей подразделений. Они никогда не подводили, понимая меня с полуслова. В сельском строительстве работают люди скромные, малоразговорчивые, но очень ответственные, порядочные, и сердце мое с тех пор и до сегодняшнего дня принадлежит им.
Думаю, что строители умеют дружить, как никто другой. Поэтому идея Рима Шафиковича назвать СРО Содружеством – от слова «дружба» – получила поддержку у коллег. В отличие от многих других СРО Содружество было создано профессиональными строителями, и время показывает, что это было правильным решением. В этом году нашей Ассоциации исполнится 10 лет, и я верю, что эта дружба строителей будет расти и крепнуть.
Конечно, немного жаль, что жизнь такая короткая и силы человеческие не безграничны. Но я благодарен судьбе за опыт, который она мне подарила, и за людей, повстречавшихся на жизненном пути, за семью и друзей, что у меня есть. Это мое главное богатство. Пусть Всевышний бережет их сегодня и всегда. И если бы у меня была вторая жизнь, я бы посвятил ее стройке и людям, которых люблю.

На главную

Оставьте первый комментарий для "Марат Ризванов: «Строить мечтал с детства»"

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика