Официальное издание Союза и Содружества строителей РТ

Журнал для тех, кто созидает

Издается с сентября 2009 года

Виражи судьбы Фоата Хакимова

Таких самодостаточных и энергичных людей называют self-made – «сделавшие себя сами». Наш герой имеет непосредственное отношение к большинству грандиозных строек в Татарстане, включая строительство по программам ликвидации ветхого жилья, города Иннополис, стадиона «Казань-Арена» и Казанского метрополитена. В раннем возрасте выбравший строительную стезю, всегда готовый на разумный риск и без каких-либо протекций выросший как руководитель – таков заслуженный строитель РТ Фоат Хакимов.

Родился Фоат Саматович в семье строителей-железнодорожников 11 ноября 1952 года в селе Старые Студенцы Буинского района ТАССР. В 1957 году в связи с переходом главы семьи на работу в трамвайно-троллейбусное депо Хакимовы переехали в Казань. Сначала снимали дом в Кировском районе, а затем стали строить собственное жилье в поселке Нагорный. «Дом мы с отцом поднимали своими руками, печку я сам клал, а ведь мне тогда 12 лет было, – рассказывает Фоат Хакимов. – Строительных материалов почти не было. Отец гвоздей из каких-то бросовых ящиков надергает и мне дает задание все их выпрямить и сортировать: покороче – в один ящик, подлиннее – в другой. Вот я и выпрямлял: иногда гвозди, а иногда и свои пальцы…»
С деньгами в ту пору у всех было туго. Так что два из трех месяцев каникул четвероклассник Фоат провел на тарной базе – сколачивал ящики, зарабатывая рублей 50–60 в месяц. Тогда это были большие деньги, и этот знаменательный эпизод наш герой вспоминает с особым чувством: «Стыдно было ходить в протертой серой форме с черными заплатками и носить галстук в чернильных пятнах. Вот я и купил себе на заработанные в первое лето деньги три пары брюк, рубашку, пальто и запас пионерских галстуков. После 5-го класса опять нанялся на тарную базу, а после 6-го присоединился к отцу – разнорабочим на железной дороге. По окончании 7-го пошел на завод газовой аппаратуры обжигальщиком, и это была очень трудная работа. Кстати, спустя много лет я вернулся туда заместителем генерального директора по строительству. Так что, видимо, изначально была какая-то тяга к строительной профессии. И по сей день я дома все своими руками делаю, никого не нанимаю».
Окончив в 1968 году восьмилетку, Фоат Хакимов поступил в Казанский строительный техникум, что находился в те годы в Казани на улице Свердлова. И в 1972 году вышел из его стен специалистом по промышленному и гражданскому строительству, причем с опытом руководителя-практика: за плечами уже была командирская работа в стройотрядах, возводивших самые разные объекты в селах Шапши и Актаныш. «Техникум я окончил с отличием и сначала взял направление в Ленинград, – вспоминает Фоат Саматович. – Осмотрелся, мне не понравилось, довольно быстро вернулся в Казань и устроился мастером по техобучению в «Татгражданстрой». Через несколько месяцев был призван в армию, служил в Германии. Демобилизовался в звании старшины и вернулся на ту же работу. Но в какой-то момент сгоряча решил уйти и устроился на завод «Радиоприбор»».
За 18 лет, что были отданы «Радиоприбору», Хакимов женился, окончил Казанский финансово-экономический институт, поднялся по карьерной лестнице от мастера столярного цеха до старшего мастера, замначальника и, наконец, начальника цеха. Следующей ступенью стала должность начальника отдела капитального строительства: в зоне ответственности был завод в Гродно, два завода в Казани, производства в Альметьевске и Лениногорске. Но и здесь в результате кадровых перестановок на «Радиоприборе» Хакимов принял решение уйти и… оказался заместителем по строительству в аппарате генерального директора завода газовой аппаратуры. «Проработал я там 4 года, – без сожаления констатирует он. – За кинотеатром «Дружба» хороший дом отстроили. Тогда нашим шефом был Черномырдин, и с деньгами проблем не было. Уволился по семейным обстоятельствам, были на то веские причины».
…А на дворе стояли девяностые – время предприимчивых и стойких. В эту пору пригласили Хакимова в «Татагропромстрой» возглавить строящийся в селе Калинино Высокогорского района завод по выпуску облицовочной плитки и кирпича. Вот как сам Фоат Хакимов описывает этот этап жизни: «Финансировала строительство Москва, и все шло прекрасно: построили корпуса, провели газ, поставили оборудование, возвели пять коттеджей для вахтовиков, которые должны были трудиться там в три смены. Но вмешались «политические» обстоятельства: зеленые флаги националистов скомпрометировали Татарстан, и Москва прекратила финансирование проекта. Строительство завода приостановили, а через два года его было уже не узнать – территорию полностью разграбили. Жаль…»
И опять пришлось Хакимову начинать с чистого листа, а именно с преодоления разного рода трудностей, связанных с реанимацией Казанского промышленно-строительного комбината (КПСК). Вот рассказ из первых уст: «У меня тогда было удостоверение внешнего управляющего по Татарстану за номером три и старая закваска – я ж коммунист. И раз поставлена задача поднять комбинат – надо поднимать! А там 11 месяцев работники денег не получали, 120 миллионов долгов по зарплате и налогам, на Горьковское шоссе люди начали с флагами выходить. Словом, это были страшные 90-е. Мне было 45, и я верил в себя, свои силы, в итоге удалось добиться, чтобы Госжилфонд подключил нас к работе. Стали мы производить железобетон для программы ликвидации ветхого жилья, которая тогда только-только начиналась… Но этого мало, пошел еще дальше – в Управление капитального строительства, где «сосватал» комбинат метростроевцам. Конечно, такие дела быстро и легко не решаются, но главное – результат».


Работа на обширных площадях КПСК была развернута огромная: уникальные мощные дробильно-сортировочные станции очищали, промывали и измельчали щебень для производства специфического бетона. Там же размещались завод металлоизделий и линия по изготовлению керамзита, а также крупнейший в республике цех столярных изделий. В течение полугода, работая в таком режиме, удалось погасить долги по зарплате, а затем где-то в течение двух лет ликвидировать и налоговую задолженность.
Год подготовки к появлению подземки в столице Татарстана оставил, пожалуй, наиболее яркие воспоминания, поскольку именно на коллектив, который возглавил Хакимов, были возложены разработка и производство железобетонных конструкций для тоннелей. Совместно со специалистами кафедры стройматериалов КГАСУ и производственниками КПСК впервые в современной России был разработан «рецепт» бетона марки М-600 для изготовления железобетонных тюбингов с необходимыми водонепроницаемостью и прочностью. «Тюбинг – это элемент сборного кольца подземного тоннеля с наружным диаметром 5600 и внутренним – 5100 миллиметров, – «на пальцах» объясняет, как это было, Фоат Саматович. – Набрав прочность за 28 суток в специальном стенде тепловлажностной обработки, этот кусок железобетона проходит последнее испытание: его роняют с высоты 4 метра на бетон, чтобы оценить прочность… Не сразу, но мы добились-таки, чтобы наши тюбинги отскакивали от пола наподобие резиновых мячей, не раскалываясь и даже не растрескиваясь. Водонепроницаемость этих изделий тоже была достигнута превосходная: если на одну сторону блока толщиной 250 мм подавали воду под высоким давлением, обратная его сторона оставалась сухой».
Постепенно завод вошел в нормальное рабочее русло. Но интуиция Хакимова подсказывала: как и в прежние годы, выравнивание ситуации означает приближение какого-то нового витка судьбы. Чутье не подвело, и он снова ушел в никуда, а затем сменил вектор. Сейчас это называется дауншифтинг – уход со статусного места на тихую должность с меньшей ответственностью и, соответственно, меньшей зарплатой.
«Два года верой и правдой отслужил на одном из предприятий ГК «ТАИФ» и даже в отпуск ходил, как нормальный человек, – иронизирует сегодня Фоат Саматович. – А потом новый вираж – меня пригласили руководить застройкой огромной территории на юго-восточной окраине Казани – сегодня это жилой комплекс «Дубрава»». Здесь в должности гендиректора Хакимов успел построить четыре красивых жилых дома. В будущий микрорайон подтянули тепло, электричество, ливневую канализацию на глубине 9 метров. Но потом грянул кризис 2008-го, и бизнес-проект был продан… И Хакимов с частью своего коллектива ушел строить общежития для Деревни Универсиады. А с 2011-го в должности главного инженера курировал стадион «Казань-Арена» от московской компании «Интекс», успешно конкурируя с еще одним оператором стройки – «Камгэсэнергостроем». Именно «Камгэсэнергострой» вскоре и пригласил его к себе на должность директора строительства по городу Казани, и следующие два года Фоат Саматович и его команда строили Иннополис: университет, четыре кампуса, спорткомплекс, футбольный стадион, теннисные, волейбольный, баскетбольные корты, хоккейную площадку, обустроили два зеленых парка.
Вернувшись в Казань, Хакимов снова написал заявление «по собственному желанию», а отдохнув пару месяцев дома, начал задумываться о работе. «И поступили предложения сразу в три места, – завершает разговор Фоат Саматович. – А я в том возрасте, когда могу выбирать. И сейчас работаю заместителем руководителя по строительству ООО «ИнвестКапитал». Намечаются объекты в Татарстане и Башкирии, в Москве и Подмосковье. У строителей ведь как: будут объекты – будем жить, будем строить».

На главную

Оставьте первый комментарий для "Виражи судьбы Фоата Хакимова"

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика